rivkas: (Default)
чтобы не врать мелодию
пою негромко вроде я,
но за мытьем посуды я
никак себе не судия,
да никому не судия
(на дне стакана бытие
или тарелки битие –
идея не моя),
но под журчание воды,
но под урчание трубы
не голос, а брильянт!*
____
*это такой же камень, как бриллиант, но лучше)
rivkas: (Default)
Клубился над дорогой текст –
забудешь, если не запишешь…
И я забыла. Сладкой вишней
слова чирикали окрест,
и надо было б записать,
но только вышла из шабата
и все – головушка помята,
а эта хитрая лиса
(о памяти я) что угодно
подскажет, но не то, что надо.
Горчит вишневая помада,
чернильница глядит голодной,
бесплодной, безобразной чашей,
в иллюминатор самолета
вчерашний день зеркально машет.
Пытается напомнить что-то?
rivkas: (Default)
Не называй ее хозяйкой
и в формулу ее не суй:
их, этих диких там в лесу,
на кухню – только из-под палки.
Младую мысль не фаршируй –
вкушая то, что наливает,
из Книги книг читай слова ей
(не домоводство и феншуй),
их, не любителей плиты,
легко обидеть схемой-схимой,
у креативного экстрима
иные входы и порты:
когда плывет среди кастрюль
такая леди, то радеет
не за желудок – за идею
(между похвал, как между пуль).
rivkas: (sharj)
Глаза зажмурив, всё закрыть
и спрятать в спаме,
имея плоть, имея прыть,
несть пыль горстями,
и страх небес забыть, подмять
под телевышки,
и по периметру стоять
людишкой-льдышкой –
чужой пейзаж в стальном пальто,
чужие дали,
но тонкий голос сквозь бетон
иных италий –
в цветущих лилиях Шомрон
и Рим во мраке,
и ангелы качают трон
степной собаки…
Не дай мне Б-г наоборот,
но жалость – в двери,
и ангелы сжигают лёд,
теряя перья.
rivkas: (Default)
Пустые колебания воздушного потока,
твои-мои незнания не нам с тобой уроки,
не плюсы и не минусы, не заблужденья вечные,
не фикусы, не фокусы, терзающие печень.
Зачем еще все это вот? Зачем опять доказывать?
Смыкать неделю веками по стыкам и замазывать,
и пыжиться, и пыжиться, и сокращать субстанцию?
А буква смотрит ижицей и не влезает в платьице,
и не желает схемою идти под свет прожектора,
несущею конструкцией взлетающего вектора,
не существуя в принципе, в пропорции, кондиции -
сидит себе на фикусе то ягодой, то птицею.
rivkas: (Default)
Шабат закончился и нечем
продлить его. Ушел, затих.
За голос зацеплю я вечер –
пой, дорогой, за нас двоих.
Там, где течет река Гихон,
плыву сама себе навстречу,
сад наполняя человечьим,
и слушаю как дышит он,
и сердцем повторяю звуки,
и каждой клеточкой вослед…
Была почти шесть тысяч лет
я с Садом Эденским в разлуке,
вернулась в трепетные сны,
в цветы его, в траву, в объятья…
Нелепая, в шабатнем платье,
начну неделю я с весны.

*Проводы Царицы - название вечерней трапезы по-окончании субботы (ивр.)

прости

Friday, 3 March 2017 14:46
rivkas: (new)
ожоги, ожоги, ожоги, ожоги.
да сколько же их бесконечных, жестоких.
зима не уходит, и небо потоком
сползает на плечи и кутает ноги.
я спрячусь, я тут, полежу не касаясь
ничьих ни границ, ни чужого уюта...
прости меня, Готеню, за суету-то!
я больше не буду. я больше не буду.
rivkas: (new)

Григорий Канович в своём вступлении "Уготована долгая жизнь...":
"К великому сожалению, Зеэв Фридман, профессиональный музыкант, уже не услышит заслуженных им слов похвалы в свой адрес. Его музыкальный путь преждевременно оборвался, звуки, исторгнутые его сердцем, замолкли. Но, к счастью, остались его слова – солидная книга замечательной прозы – роман и рассказы, пышущие неподдельной страстью, поражающие новизной художественных решений, глубоким проникновением в психологию персонажей.
Среди написанного Зеэвом Фридманом, на мой взгляд, выделяется его роман «В ночь на седьмое ноября». Он, несомненно, вершина творчества автора. Само название романа, посвящённого извечной еврейской теме, – судьбе так называемых галутных евреев на перепутьях истории - как нельзя лучше отражает не только суть рассматриваемых проблем, но и суровый, сдержанный оптимизм автора.
Бытует мнение, что слово, если оно принадлежит не гениям, недолговечно. Но с этим можно и нужно поспорить. Беру нас себя смелость утверждать, что слову Зеэва Фридмана уготована долгая жизнь, ибо то, что сказано незаёмными, выстраданными, нелживыми словами, может и должно пережить тех, кто его сказал, с чьих уст оно слетело и нашло прибежище на чистом листе
".
rivkas: (new)
да что ты знаешь о коленках,
в кровь сбитых, собранных по клетке
остатков гордости и выброшенных слов-
но
ни клетку не заметила, ни кровь –
тот самый случай, в общем-то не редкий,
когда не режиссер с тобой суров,
сама ты, все сама, на пластиковой ветке
пой, пеночка, среди строительных лесов…


P.S. а эпиграфом можно из Феликса Кривина, когда в "Пешем городе" стражи уводят воробья, он просит прохожих: "Передайте пеночке, что я ее любил... И трясогузке передайте то же самое!" )
rivkas: (new)
тот человек, этот ли,
это ли, то ли поле?
опустошен, доволен,
свечами с вечера светел?
что ты искал в прошлом?
тошно, закрой страницу –
то, что вчера ложью,
завтра к подножью птицей
ляжет, крылом прижмется:
– так вот ты какой, солнце!
………….
близкое вдаль, вглубь
спрятать, чтобы ни-ни –
нас не роднят огни,
не обжигает галут*…
что для тебя боль
чужого тебе плеча?
гладить его вдоль
и откровенно молчать…


------------------------
*галут (ивр.) - изгнание
rivkas: (new)
Волной несущий Свет по крышам,
Ты слышишь шепот старых душ?
Покой уставших не нарушь –
они все выше, выше, выше,
им кажется, что все вокруг
совершено и совершенно,
к ним не имеет отношенья
сомнений тягостный недуг.
Не рань, оставь, пусть тишина
придет, утешит, укачает,
им – не врача, им – чашку чая
(а в чашке не нужна волна),
они не в силах изменить
ни бренных тел своих осколки,
ни путь свой бесконечно долгий,
ни забытья глухой гранит…
Не искривляй пространства ради
их постоянно-ровный день.
Мой измени, меня задень,
меня заметь на этой глади!
rivkas: (new)
и не хуже и не лучше, а иначе
многоточье троеточьем обозначу,
улечу, не понимая вашей сути,
только облака мне дорисуйте,
только ветер по деревьям и по трубам
навертите на повторы и на дубли,
чтобы помнить остановки, путь теряя,
карту памяти в носителе стирая,
простираясь среди вечности пылинкой,
буду точкой, буду связью, буду линком...
rivkas: (new)
вдали среди угрюмых рек
живет барсук и ждет свой случай -
когда же сплавит имярек
бревно нежнейшее барсучье...
Бери пример, не дуйся тучкой,
чтоб в самый судьбоносный час,
резцами чистыми лучась,
в бревно вонзить себя барсучкой.

p.s.
кинерет высох... нет идей...
бревном хотя бы овладей

p.p.s.
когда душа летит бобром
ты строишь ей аэродром

p.p.p.s.
барсуку: построй суку

p.p.p.p.s.
не путай барсука с бобром,
соль с ледорубом, таз с ведром.
rivkas: (new)
вы провожаете слова
они вас провожают
туда-сюда туда-сюда
прощаются и жалят
и вам подобию плода
отравленного правдой
прозрачна суть как дважды два
и все слова отрава
а если все переиграть
вернуть живое в семя
на растерзание ветрам
в конце времен осенних
вы будете уже не тем
вы тень вы след помады
прощая расставанья жар
не провожай не провожай
rivkas: (new)
вернуть ли подарок и не пересечься
такое возможно и должно случится
настойчивым стуком не спавшего сердца
неловко не к месту куда-то в ключицу
решенья найдутся когда не искомы
по тупиковым изгибам сознанья
ранимые мнимо и мимо созданья
нуждаются в ласке уходе из дома
душа моя что ж ты стоишь на пороге
иди и отдай и не мучайся боле
узнаешь подробности из эпилога
и это приятней чем из протокола
rivkas: (new)
Пустышка, ничего-то нет -
перебираешь сотню лет
столетий бусы…
Такой подарок получив,
не удержала ты лучи,
мечты и чувства -
рассыпались, летят, звенят
во что попало…
Мой вечный внутренний лентяй
(Монголия моих начал
и дел завалов),
хоть как-то чем-то оправдай
по кругу циклы!
А смысл,– спрашивает – дать?
Ты ж не привыкла…
Ды-дыж! – взрывается опять
луч, пролетая…
…и плачет рыбка из пруда,
и пролетарий,
и даже кто-то там в фойе
билет доел…

 
rivkas: (new)
Не стелю соломку,
не кладу перинку,
каждую пылинку
не беру в расчет…
Если мостик тонкий,
узкий и с щербинкой –
значит ли, что Риммке
вновь не повезет?..
Кстати ли, некстати,
избегать объятий
ёжика в тумане –
позапрошлый день –
если падать быстро
(чтоб от смыслов искры),
можно зацепиться
тенью за плетень,
можно не разбиться
можно не напиться,
удалить колючки,
залатать  мосты,
и опять по новой –
в принципы сурово –
ни соломки кучкой,
ни баян в кусты…

8.09.2016
rivkas: (new)
Тонны блеска, томный вечер
под созвучьем фонарей…
чай малиновый не лечит -
грей ладонями, не грей,
но от печки, но из точки,
начиная, повторю
все ошибки, все клубочки
все ловушки, каждый крюк,
и, возможно, как-то-где-то
блеск смогу преодолеть,
перепрыгнув через лето,
замыкающее сеть.
rivkas: (new)

Всё.., навернулся мой планшет…
теперь Малевичем в квадрате
чернеть осталось средь собратий
и где-то глубоко в душе…
И некому во мне таланты
открыть! /да и закрыть, однако/.
Всё, что грядет по зодиаку,
вручную загибаю Кантом…


(грустный смайл, трагический всхлип, попытка выключить реальность апстену)

rivkas: (new)
"...и нет ничего нового под солнцем..."
/"Коэлет", царь Шломо/

Сквозь солнце выход или вылет
дугою исказит орбиту
по крошеву горящей пыли
путем доселе неизбитым.
А цель – уже не цель, а сбоку –
нужна ли в бесконечном точка,
и много ли в метаньи проку
внутри телесной оболочки?
А жизнь, чтобы в конце понять
и сразу позабыть за далью
всю суету былых баталий
и суть холодного огня,
проекцию семи небес
шестого дня пяти ночей,
и льда космического блеск,
и млечного пути качель?

Profile

rivkas: (Default)
Rivka

April 2017

M T W T F S S
     12
345678 9
101112 13141516
171819 202122 23
2425 2627282930

Expand Cut Tags

No cut tags